Балабос

Разговоры обо всем
Меню сайта

Статьи

Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль ?




Встретить мента и остаться в живых

Теги статьи: публицистика

Встретить мента и остаться в живых Эти два дела попали в нижегородский «Комитет против пыток» в апреле. Расследование, которое сейчас ведут в комитете, судя по всему, будет долгим. К какому выводу придет официальное следствие, загадывать рано, хотя предположить, в какой стилистике оно будет идти, можно уже сейчас. Я не об этом. Я о том, как два обычных человека, не нару??ив никакого закона, просто столкнулись с сотрудниками правоохранительных органов - если понимать буквально, органов, которые охраняют права. ?? о том, как через несколько часов их жизнь едва не закончилась.

Пообщаться с ментом в категории «задержанного» и остаться в живых...

Моим героям это удалось. ??м просто очень повезло.

«Давай ему ногу прострелим и в окно выкинем»


Мы сидим в маленьком уличном кафе и пьем чай. Он держит ча??ку левой рукой, в правой - резиновое кольцо, которое он ма??инально сжимает каждые 10 секунд. С правой рукой проблемы, поврежден какой-то важный нерв, и пальцы плохо слу??аются. Они так плохо слу??аются, что неделю назад при??лось уволиться с работы, он возил грузы по районам области. Перспективы трудоустройства пока не очень понятны - друг предложил пойти в фирму учеником по установке окон. Но крепкие руки и там нужны. Вот он и жмет кольцо.

??нтонация, с которой он рассказывает о том, что произо??ло с ним в ночь на 5 апреля, - одно боль??ое удивление. Это на сегодня самая главная его эмоция, которую организм никак не переработает. За что его убивали полтора месяца назад в отделении милиции, он понять не способен.

Хроника задержания Алексея Якимова, 36-летнего жителя Нижнего Новгорода, зафиксированная специалистами «Комитета против пыток» выглядит так.

Якимов с другом гуляли около кафе «Шизгара». Тому позвонил брат, который занимался частным извозом, и сказал, что местные таксисты утверждают, будто он заехал не на ту территорию. Алексей по??ел вместе с приятелем туда, чтобы выяснить, что происходит. В это же время там появились два нетрезвых сотрудника милиции в ??татском и попросили Якимова с другом пройти в отделение. Товарища вскоре отпустили, а у Алексея забрали документы и, «пробив по базе», выяснили, что 17 лет назад он проходил по уголовному делу о краже. После этого они объявили ему, что он «бандит». Сняли отпечатки пальцев, сфотографировали, потом пристегнули наручниками к сейфу и дернули вперед за ноги. Потеряв равновесие, он оказался на «дыбе». Потом его избивали, надевали на голову полиэтиленовый пакет. Якимов задыхался и терял сознание. Под утро сказал, что будет жаловаться. Милиционеры сначала хотели сбросить его с 3-го этажа, инсценировав побег, потом передумали и повезли топить к Волге. Уже на берегу они ре??или снять с него наручники, чтобы не оставлять улик. Якимова столкнули в ледяную воду. Он смог зацепиться за бетонный бордюр, выполз на берег и несколько метров пробежал сам. Там же на берегу его встретили друзья на ма??ине, которые всю ночь дежурили возле отделения, а потом поехали вслед за милицейской ма??иной. Они тут же отвезли его в травмпункт, а потом в больницу. Там он пролежал 10 дней с тупой травмой живота, сотрясением мозга, сломанной кистью руки и порванными связками.

Это сухой протокол. Весь ужас в подробностях. Если у вас хватит нервов - читайте.

«Это они называли «сходить в магазин». Надевали мне на голову черные полиэтиленовые пакеты, затягивали на ??ее. Я начинал задыхаться. Несколько раз удавалось, вдохнув воздух в себя, прокусить пакет и начать ды??ать».

«Сначала просто ко??марили и били. «Лысый - получай, сли??ком здоровый - щас здоровье поправим». Потом сказали, что если я назову, кто в на??ем районе наркотиками торгует и ворованными телефонами, то меня отпустят. Я сказал, что не знаю. Они продолжили бить.

Ближе к утру, когда я уже лежал и уже не знал, что им говорить, чтобы меня отпустили, я сказал, что буду жаловаться. Это было о??ибкой. Они стра??но возбудились, и мне реально стало стра??но. Один из них предложил: «Давай ему ??ею свернем, ногу прострелим и в окно выкинем. Вроде как попытался бежать, и мы, его задерживая, в ногу стреляли».

Потом они сказали, что луч??е меня утопить. Пока мы ехали, они дорогу не обсуждали. Они точно знали, куда ехать. ?? еще они лениво переговаривались. Абсолютно спокойно. Меня это боль??е всего поразило...

Меня столкнули в воду, и один заметил, что я цепляюсь за край бетонной плиты. Он стал ногой меня отталкивать от берега со словами: «Всплыве??ь в Чебоксарах, передавай привет чува??ам».

То, что в этом ко??маре Якимов уцелел, выглядит почти чудом. Повезло с друзьями, сам держался на удивление стойко. Психолог «Комитета против пыток» Анна Самохвалова считает, что Алексей, как человек, занимав??ийся спортивными единоборствами, сам того не ведая, был готов к ситуации. На тренировках его били, и он бил, и значит, мозг этот алгоритм записал как ситуацию вполне ??татную. Он умел терпеть и группироваться так, чтобы не отбили все жизненно важное. Другой человек в этой же ситуации наверняка бы получил боль??е травм и впал в истерику. ?? тогда исход для него, скорее всего, стал бы фатальным.

«Попробуй только вякни»

Вторая апрельская история оттого, что вроде бы в ней убивать не собирались, менее чудовищной не выглядит.

Наталья Стремина, 37 лет, жительница города Арзамас, фельд??ер. 25 апреля Наталья попала в медвытрезвитель, где была изнасилована его сотрудником.

В комитете, куда Ната??а обратилась за помощью, мне сказали, что вряд ли эта история для газетной публикации. Потому что публичность в этом деле будет очень болезненной для пострадав??ей. Это можно было бы не объяснять. Но я позвонила ей и предложила рассказать о деле, пообещав, что не буду в публикации называть ее имя. Голос в телефонной трубке спокойно возразил: «Вы знаете, я как раз хотела бы, чтобы все было названо. Мне стыдиться нечего».

Она приехала на следующий день в Нижний вместе с мужем, мы сели на лавочку во дворе возле автовокзала. Ната??а напряженно улыбалась, потом закурила и, отдав мне в руки бумаги, сказала: «Там все написано, читайте». Единственное, о чем я ее спросила - не могла не спросить, - почему она попала в вытрезвитель? Выяснилось, что по недоразумению - нелепому до невозможности.

В этот вечер она при??ла домой, дома сидел муж и выпивал с другом. Она тоже выпила рюмку, и почему-то нервы сдали, накопилось много чего. Такое вообще бывает с женщинами среднего возраста, на которых дом, работа, двое детей и безработный муж. ??стерика у нее началась. А муж испугался и в «Скорую» позвонил, а там сказали, что на алкогольные эпизоды сначала выезжает милиция, и они потом им вызов перенаправляют. Милиция действительно приехала быстро, и Ната??у увезли в медвытрезвитель.

??з показаний Натальи Стреминой:

«Меня поместили без осмотра в комнату с двумя кроватями. Я попросила медсестру передать мне раствор для линз, который взяла с собой. Медсестра отказала и обозвала нецензурно. Потом я попросилась в туалет. Сотрудник повел меня в туалет и сказал, что будет смотреть, как я это делаю, открыл дверь и смотрел. Он повел меня обратно, по дороге стал лапать за грудь и интимные места. Сказал: «Выход отсюда только через меня». Меня затолкали в комнату. Я была в ужасе от всего происходящего, кричала и звала на помощь. Вбежали двое мужчин, схватили меня, положили на живот и привязали запястья к голеностопным суставам. Боль в спине была дикая. Через какое-то время опять во??ел тот же сотрудник, развязал меня и сказал: «Выбирай, либо я сейчас сделаю это ласково и нежно, либо мы тебя опять свяжем». Он предложил мне оральный секс, я отвернулась. Сопротивляться я боялась. Он совер??ил со мной половой акт естественным путем. После этого сказал: «Сиди и молчи, сейчас выпущу». Потом опять закрыл меня в комнате. Жить не хотелось. Я взяла простыню, привязала ее к трубе под потоком, сделала петлю и влезла в нее. В комнату ворвались двое сотрудников, связали меня. Утром меня перевезли в спецприемник...»

Потом в спецприемнике Ната??а тщетно будет требовать провести судмедэкспертизу, чтобы факт изнасилования был зафиксирован. Следователь, который ей так и не представится, сообщит, что экспертизу провести невозможно, потому что «она не работает». ?? еще этот великий психолог начнет стыдить ее и говорить, что того, кто ее изнасиловал, надо вообще пожалеть, потому что он многодетный отец. Да к тому же еще и раскаивающийся. Просил-де передать от себя извинения. Потом он даст ей в руки бумагу и потребует написать расписку, в которой Ната??а откажется от претензий. «Он же тебя не мучил во время акта, а ты не сопротивлялась. Значит, это не изнасилование. А если ты буде??ь на этом настаивать, тебя привлекут за дачу ложных показаний». Как она выяснит потом, следователя-гуманиста зовут А.М. Ляпин.

В возбуждении уголовного дела отказать

Когда Алексей Якимов лежал в больнице, ему через друзей передали на словах, что произо??ло недоразумение и все издержки ему «та сторона» компенсирует. Даже про моральный вред упомянули. Что, мол, понимают, что он дорогого стоит. Алексей передал, что с ним разговаривать бессмысленно, пусть договариваются со следствием, и, если это получится, он искренне порадуется за их возможности.

На то, чтобы было возбуждено уголовное дело, Якимову совместно с «Комитетом против пыток» при??лось потратить полтора месяца. Кстати сказать, информация о Якимове появилась в Управлении собственной безопасности по Нижегородской области уже на следующий день, при??ло сообщение из травмпункта. ??горь Каляпин, председатель комитета, сказал, что ему известно, что сотрудники УСБ в кабинете, где пытали Якимова, обнаружили и черные пакеты, которыми его ду??или, и изъятые у него мобильные телефоны. Но дело упорно не открывали. 29 апреля «Комитет против пыток» организовал пресс-конференцию в «??нтерфаксе» по делу Якимова, и только 21 мая следственный комитет Нижегородской прокуратуры возбудил уголовное дело и признал Якимова потерпев??им. Дожали, как говорится. Но очную ставку проводить следствие по-прежнему не спе??ит.

?? еще один факт. За три дня до пыток в Нижегородском РУВД Якимова сотруднику этого же управления Бирюкову был вынесен обвинительный приговор по факту применения пыток к гражданину Дада??еву. Бирюкову дали 3 года колонии за то, что, проходя мимо сидев??его в обезьяннике родного отделения гражданина Азербайджана, он попросил закурить. Ответ «Я не курю» вызвал у Бирюкова бе??енство, и он зверски избил Дада??ева.

А Наталья Стремина после выхода из спецприемника два дня отлеживалась дома. Потом по??ла в Нижегородскую прокуратуру, попала к следователю Я. Швецову. Все рассказала. Швецов направил на судмедэкспертизу, которая зафиксировала ли??ь ссадины и рубцы от веревки на руках. ?? повисла пауза. Только спустя месяц - 22 мая, после неоднократных визитов в прокуратуру, Наталья получила на руки ответ, датированный 6 мая. ??з ответа, подписанного следователем Швецовым: « ...В своем заявлении Стремина просит не привлекать к уголовной ответственности неизвестное ей лицо, которое совер??ило с ней половой акт, так как он происходил на добровольной основе. В возбуждении уголовного дела отказать».

Вникал ли в суть написанного следователь Швецов, утверждать не берусь. Потому что если вникал, с его профпригодностью вообще плохо. Стремина к нему при??ла именно потому, что настаивала на факте изнасилования, а не «просила не привлекать». Как было выбито из нее то заявление следователем Ляпиным, она Швецову как раз и рассказала. ?? лицо ей было вполне известно. Какой же восхитительной лояльностью к коллеге из вытрезвителя нужно обладать, чтобы «половой акт на добровольной основе» с задержанной и будучи при исполнении должностных обязанностей счесть досадным недоразумением личного характера?

Отказ в возбуждении уголовного дела Наталья Стремина принесла в «Комитет против пыток» для проведения независимого расследования.

?? еще. После того как Наталья рассказала обо всем мужу, он был настолько потрясен, что напился таблеток. Жить не хотелось, вся вина, как он считал, была только на нем.

Хоро??о, что «скорая» откачала.

Каляпин устал. Семь лет комитет борется с беспределом, а беспредел все крепчает. Почему так, спра??иваю я. У меня простая логика: если столько лет комитет делал свою работу максимально публичной в отдельно взятой Нижегородской области, пробивал, казалось бы, безнадежные дела и доводил их до обвинительных приговоров, то хотя бы здесь, где возмездие все-таки торжествует значительно чаще, чем на просторах необъятной родины, должно быть спокойнее? Безнаказанно пытать и унижать становится некомфортно. Но с «чисткой леса» не все так линейно. У Каляпина нет для меня ответа. ?? для себя ответа тоже нет.

«Я только одно точно знаю: пока власть, а человек в погонах для любого обывателя - ее представитель, и он так себя ведет, - будет только ненависть к этой власти. Сотрудники милиции прекрасно чувствуют, как к ним относятся люди, и чем доль??е они это чувствуют, тем мень??е ??ансов, что туда придут нормальные люди. А что сейчас в провинции могут предложить кадровики? 7 тысяч рублей - все прапорщики и стар??ины идут на эти зарплаты. А это работа тяжелая, ответственная, связанная с риском и одновременно дающая полномочия. ?? на эту зарплату идут те, кто ни в чем другом себя реализовать не может. Они этой властью компенсируют свои комплексы.

Начальник ??таба ГУВД Нижегородской области мне сказал как-то: «Мы людей должны отбирать, а мы подбираем. У нас из Академии МВД 80 процентов выпускников в органы потом не идут».

«Я хочу посмотреть, какой эта справедливость будет»

??з разговора с Алексеем Якимовым:

- Вы считаете, что легко отделались?

- Конечно, легко. Я теперь лет до 200 должен прожить. Дня не проходит, чтобы я ту ночь не вспоминал.

- Какого завер??ения этой истории вы бы хотели?

- От меня теперь мало что зависит. А хотел бы я отмщения? Если по принципу «зуб за зуб», то мне нужно дождаться весны, заставить одного из них прыгнуть в воду и толкать ногой, чтобы поскорее утонул. Но мне этого не надо. Ведь с ними сейчас не я буду разбираться, а государство. Вот мне и интересно посмотреть, какой, с точки зрения государства, эта справедливость будет.

Они, когда меня задерживали, спросили: «А ты вообще, кто такой буде??ь?» Я ответил: «Я - гражданин России». Они меня не поняли.

??з разговора с Натальей и Евгением Стремиными:

- Зачем вы эту историю делаете публичной?

- Мы этот месяц ночей не спали, все разговаривали. ?? ре??или, что все надо сделать законным способом, хотя я сначала хотел этих тварей своими руками... Мы людям должны доказать, что нельзя превращаться в быдло, которое безропотно сносит, как его бьют и насилуют. Мы теперь не униженные и оскорбленные.

- Как ва??е ре??ение восприняли окружающие?

- Многие через знакомых просили передать, что благодарны нам, потому что тоже сталкивались с издевательствами в милиции. Рассказывали, как дежурный патруль забирал подгуляв??их девчонок, и с ними то же самое происходило. Но родители не хотят суда, это вроде как позор.

- Ва??и отно??ения изменились?

- Мы поняли, что не можем друг без друга. ?? мы все это пройдем.

Справка «Новой»


«Комитет против пыток» (КПП) - российская некоммерческая организация, работающая в сфере защиты прав человека. Штаб-квартира «Комитета против пыток» находится в Нижнем Новгороде, представительства действуют в Чеченской Республике, Республике Марий Эл, Республике Ба??кортостан и Оренбургской области.

За время работы специалисты КПП проверили около 700 заявлений о нару??ении прав человека, провели сотни расследований, добились от государства и его представителей выплаты многомиллионных компенсаций гражданам, пострадав??им от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов. Сейчас в производстве находится 257 дел, установлены 94 факта пыток, осуждены 65 сотрудников милиции.

P.S. На сайте комитета уже после возвращения я обнаружила следующие новости. Нижегородский предприниматель Василий Сусяк обратился в межрегиональный «Комитет против пыток» с заявлением о пытках, которым он, по его словам, был подвергнут в медицинском вытрезвителе Приокского района Нижнего Новгорода. Двумя днями ранее с таким же заявлением обратился другой нижегородский предприниматель, Дмитрий Кор??унов, над которым, по его словам, издевались милиционеры в медвытрезвителе Канавинского района города.

Василий Сусяк заявил, что в начале февраля 2009 года он был избит сотрудниками Приокского ОВД, которые, утверждая, что мужчина пьян, затащили его в ма??ину и повезли в вытрезвитель. Господин Сусяк утверждает, что в милицейской ма??ине у него отняли 38 000 рублей - выручку одной из торговых точек, принадлежащих предпринимателю. Дмитрия Кор??унова избивали и заливали в нос на??атырный спирт.

Проверка по заявлению обоих пострадав??их несколько раз прекращалась, выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. ОПРОС: Что вы чувствуете при виде милиционера?
Предложения партнеров: Документы для регистрации ооо и внесение изменений в устав , ликвидация управляющей компании. новые поступления Еще подробности